Александр Фирсов (al_firsov) wrote,
Александр Фирсов
al_firsov

Category:

Сказитель Нестор-летописец как исказитель истории (окончание)

(Окончание. Начало смотри ранее)
О славянском языке руси

«Когда славяне жили уже крещеными, князья их Ростислав, Святополк и Коцел послали к цесарю Михаилу <…> Мефодий же посадил двух попов, хороших скорописцев, и перевел все книги полностью с греческого языка на славянский за шесть месяцев, начав в марте, а закончив в 26 день октября месяца. Закончив же, воздал достойную хвалу и славу Богу, давшему такую благодать епископу Мефодию, преемнику Андроника; поэтому учитель славянскому народу — апостол Андроник. К моравам же ходил и апостол Павел и учил там; там же находится и Иллирия, до которой доходил апостол Павел и где первоначально жили славяне. Поэтому учитель славян — Павел, из тех же славян — и мы, русь; поэтому и нам, руси, учитель апостол Павел, так как учил славянский народ и поставил по себе у славян епископом и наместником Андроника. А славянский народ и русский един. От варягов ведь прозвались русью, а прежде были славяне; хоть и полянами назывались, но речь была славянской. Полянами же прозваны были потому, что сидели в поле, а язык им был общий — славянский».

Вот здесь, почему-то, автор Повести вдруг полностью уходит от норвежской теории происхождения Руси и выдает совершенно отличный вариант:

Во-первых, оказывается, что славянский и русский народ один.

Во-вторых, самое главное, оказывается что варяги, которые по автору жили на невской стороне варяжского моря, и которых призвали новгородцы, и их соседи по северу, являются полностью славянского происхождения, да еще и говорят на одном языке – славянском!

Думаю, что автор Повести, списывавший из авторитетного источника, не смог его переврать. И вылезла правда, что призывали новгородцы своих соседей – таких же русскоговорящих славян, но только обладающих некоторыми свойствами и умениями, которых не хватало новгородским купцам (управление боевыми ладьями при стремительном движении по рекам, умение осуществлять волок, умение организовать временных военный лагерь для остановки, ведение боевых действий в обороне и нападении).

И правда вылезла даже через призму искажений Повести – призванные править Русью русичи оказались обычными северными славянами:

«В год 6390 (882). Выступил в поход Олег, взяв с собою много воинов своих: варягов, чудь, славян, мерю, весь, кривичей, и овладел городом Смоленском и посадил в нем своего мужа.<…> И сел Олег княжить в Киеве, и сказал Олег: «Да будет это мать городам русским». И были у него славяне и варяги, и прочие, прозвавшиеся русью».

Сразу далее:

«Тот Олег начал ставить города и установил дани славянам, и кривичам, и мери, и установил варягам давать дань от Новгорода по триста гривен ежегодно ради сохранения мира, что и давалось варягам до самой смерти Ярослава».


Здесь перед нами совершенно другой, простой и понятный, не скандинавский вариант рассказа про Русь.

Получается, что:

1. Не чудь, славяне, кривичи и весь призывают варягов-русь, для владения ими, а все эти народы вместе под командованием Олега выступают как равные в союзе.

2. Русь – это не призванный варяжский народ, для правления славянами, а объединение народов, которые освоили водный путь через лесистую местность: Новгород – Смоленск-Киев. Где Новгород – находился на северной границе водного пути, проходившего через лес, Киев – находился на южной границе пути, а Смоленск становился пересечением водных трасс, уходивших в разных направлениях.

3. Объединяющей силой для народов Руси становится возможность сопровождения торговых караванов «из варяг в греки» первые несколько десятков лет с помощью наемных варягов, а позднее - самостоятельно.


Мы видим формирование российского государства, руководство которого в течение одного поколения готово платить дань от одного из городов своим соседям, но в дальнейшем берет под свой самостоятельный контроль торговый путь.

При этом Киев, стоящий на южной границе лесной Руси, берет дань с проходящих судов и караванов себе самостоятельно, что в дальнейшем не может не привести к разногласиям.

Поскольку история не сохранила упоминания о народе Русь, жившем независимо от новгородских народов, можно предположить, что утверждение про «от варягов» является надуманным.

Вот что пишет о появлении Рюрика в новгородских землях специалист по Повести Академик А.А. Шахматов в книге «Повесть временных лет и ее источники», изданной в 1916-ом году:

«По поводу текста рассказа о призвании князей обращаю ваше внимание на следующие два обстоятельства: во-первых, в Лавр. не указано, где сел призванный на княжение Рюрик; слова «сѢде НовѢгородѢ» вставлены издателем из Троиц. списка, но и в этом списке, по свидетельству Карамзина, они надписаны над строкой, следовательно имеют характер вставки, во-вторых, Ипат., Радз., и другие списки, вопреки Лавр., сообщают, что призванные князья «придоша к Словеном первое и срубиша городъ Ладогу и сѢде в ЛадозѢ старѢи Рюрикъ».

Т.е. можно предположить, что Рюрик был какое то время Ладожским правителем, позднее распространившим свою власть на Новгород и далее вдоль пути «из варяг в греки», когда новгородским народам понадобились сильные союзники в освоении важного пути.


Преувеличения Нестора

Нестор всячески старается приукрашивать события, трактуя их в пользу киевского руководства. И это заметно всем, кто читает Повесть.

Вот как комментирует это академик А.А. Шахматов: «Третьею частью «Повести временных лет» называем летописное повествование о князе Владимире. От начала до конца рассказ проникнут агиографическою тенденцией».

Об убийстве Бориса и Глеба он же пишет: «Рассказ носит все черты агиографического характера».

Т.е. искажения, сделанные автором Повести Шахматов не осмеливается напрямую называть вымыслом, но называет «чертами агиографического характера».

Такие искажения в первую очередь нужны были непосредственному Киевскому правителю того времени – Владимиру Мономаху.


Зачем Мономаху надо было искажать историю России

Тщеславие Мономаха

Известно, что Мономах был правителем тщеславным с далекими стратегическими планами.

Великим князем он стал в мае 1113 года. За два года до этого в 1111 году он руководил победоносным походом русских князей на половцев. Русские продвинулись глубоко в пределы половцев и разгромили важнейшие города половцев Шарукань и Сугров.

Мономах требовал, чтобы его называли не Владимиром Всеволодовичем или Владимиром Вторым, а Владимиром Мономахом, подчеркивая, что его мать – Мария - была дочерью Константина IX Мономаха и Елены Склир.

Праправнуку рабыни Малуши и внуку неверной бабушки очень хотелось среди современников и потомков числиться правителем высокого рода.

Отец Мономаха Всеволод – четвертый сын Ярослава Мудрого, но Повесть вкладывает в вкладывает в уста Ярослава фразу о том, что он любил Всеволода больше других сыновей:

«…а Всеволод же был тогда при отце, ибо любил его отец больше всех братьев и держал его при себе».


Подготовка к захвату Византии

Желание Мономаха владеть не только Русью, но и сидеть на Византийском престоле проявилось в том, что Мономах приютил у себя «Византийского Лжедмитрия Второго» - Лжедиогена II, выдававшего себя за давно убитого сына императора Романа IV — Льва Диогена, и даже выдал за него свою дочь.

В конце своей жизни, собрав все силы, Мономах попробовал захватить трон в Византии, прикрываясь Лжедиогеном II.

Неудачные попытки посадить на престол Лжедиогена II закончились его смертью от наемников в августе 1116 года. После чего Мономах пытался посадить на Византийский престол сына Лжедиогена II, - своего внука. Но и эта попытка успехом не увенчалась и закончилась заключением мира в 1122-ем году и браком внучки Мономаха (дочери Мстислава – Евпраксии с племянником византийского императора).

Здесь Мономахом была рождена еще одна легенда - о подаренных ему царских регалиях (шапке Мономаха, на самом деле среднеазиатском головном уборе более позднего происхождения). Как пишет Повесть: «великыя дары посылаша к нему, абы под ним великый князь Володимер Цесаря-города (Царьграда) не взял».


Усмирение непокорного Новгорода

Несколько поколений до Мономаха Новгород регулярно отказывался подчиняться Киеву.

«В год 6522 (1014). Когда Ярослав был в Новгороде, давал он по условию в Киев две тысячи гривен от года до года, а тысячу раздавал в Новгороде дружине. И так давали все новгородские посадники, а Ярослав перестал платить в Киев отцу своему».

Имеется в виду отказ Ярослава Владимировича Мудрого (дяди Мономаха и сына Владимира Ясное Солнышко от Рогнеды) платить в Киев. Начиналась вражда и спор Киевских и Новгородских князей о первородстве и праве на Русь.

Новгородцы считали себя не менее, а даже более родовитыми, чем киевляне. Точку в этом споре очень хотелось поставить Мономаху.

Разногласия с Новгородом перед написанием Повести усиливаются. Новгородцы отлично помнят, что русская земля и Рюриковичи пришли от них, поэтому постоянно отказывают Киеву в превосходстве.

Но Киев силой и хитростью пытается доказать свое превосходство и право брать налоги с Новгородских земель. «Повесть временных лет» должна была стать историко-политическим обоснованием права Киева брать налоги с Новгорода.

Во времена Мономаха эти противоречия усиливаются.

В 1102-ом году Мономаху удалось не допустить замены своего сына Мстислава в Новгороде сыном Святополка (Ярослав Святополчич) и тем самым нарушить традицию, по которой в Новгороде княжил старший сын киевского князя. Повесть приписывает этот факт особой воле новгородцев, которые, якобы, ответили Святополку, направившему своего сына в Новгород: «Если у твоего сына две головы, то присылай его нам!».

Но добрая воля новгородцев, скорее всего, является вымыслом. Ярослав Святополчич обиду затаил и претензий на Новгород не оставлял.

Можно предположить, что записанная в повести история является простой попыткой обосновать тот факт, что Мономах силой не допустил смены власти в Новгороде.

В 1117-ом году Мономах отозвал сына Мстислава из Новгорода в расположенный рядом с Киевом Белгород, а на его место посадил своего внука – Всеволода. Но для острастки пошел на Ярослава Святополчича, чтобы силой умерить претензии того на Новгород:

«В том же году ходил Владимир на Ярослава к <городу> Владимиру с Давыдом и Ольговичами, и Володарем и Васильком, и осадили они его во Владимире, и стояли дней шестьдесят, и заключили мир с Ярославом».

На этом сообщении фактически заканчивается официальная «Повесть временных лет».

Из последующих летописей мы узнаем, что разногласия Мономаха и новгородских бояр заканчиваются привозом в Киев бояр из Новгорода и приведением их к присяге в 1118-ом году в присутствии Мономаха внуку Мономаха – Всеволоду Мстиславовичу.



Но все старания Мономаха по искажению истории пошли прахом. Не прошло и десяти лет после смерти Мономаха (1125г.),как сначала Полоцк, а затем и Новгород (1135г.) вернулись к самостоятельности и перестали посылать деньги в Киев.


Переписывание происхождения киевских князей

«Все правители хотят происходить от викингов» (Неизвестный автор).


С подготовкой и началом похода на Византию начинается переписывание всех имеющихся летописей в одну «Повесть временных лет». При это судьба всех более ранних летописей не известна. Их больше никто не видел. Можно предположить, что они были уничтожены по указанию Мономаха.

Мономаху, жаждавшему византийского престола, важно было провести свое происхождение не от славян-росов, а от варягов, для подчеркивания своего высокого происхождения.


Заключение

Из анализа Повести у меня сложилось достаточно четкое мнение, что:

1. До нас не сохранились тексты первой или второй редакции Повести временных лет. Все, что мы и имеем – это последующие списки с исправлениями и дополнениями.

2. Текст Повести указывает на то, что в распоряжении автора были десятки источников (греческая хроника Георгия Аматрола и его продолжателя, тексты четырех договоров русских князей с греками, запись о начале Печерского монастыря, предыдущие хроники и т.п.). Можно предположить, что практически все российские источники, на основании которых написана Повесть, были уничтожены после написания Повести с целью сокрытия искажения истории.

3. По версии Академика А.А. Шахматова, первую редакцию Повести писали в Киево-Печерском монастыре в 1110—1112 годах. В 1116-1117-ом годах вышла вторая редакция, исправленная в Киевском Выдубицком Михайловском монастыре (подробнее см. в книге А.А. Шахматова).

4. Можно с большой долей вероятности предположить, что авторство Нестора является вымыслом – в главном из списков Повести (Лаврентиевской летописи) оно отсутствует и не упомянуто в большей части других списков.

5. «Повесть временных лет» является заказным политическим документом, написанным и переписанным под руководством киевской власти (князя Владимира Мономаха) с пропагандистскими целями:

- Остановить имеющиеся на то время споры о происхождении Руси и месте варягов (врагов-ворогов) на ней и в родословной киевских князей.

- Принизить роль Новгорода (славяне) и возвысить роль Киева: киевские князья – рюриковичи происходят от варягов высокого рода, русские, живущие в Киеве и вдоль пути из варяг в греки, происходят от варягов, но менее родовитых, новгородцы – славяне низкого рода. Т.е. подтвердить право русских собирать дань с других народов, менее родовитых, и, в частности, с новгородцев.

- Показать, что христианство является истинно русской религией, и положить конец язычеству и волхованию.

6. Документ этот («Повесть временных лет») в любом из списков не должен рассматриваться как правдивый источник, а, как попытка создать «каноническую историю», исказив реальную историю в политических целях.

23.01.2015

Послесловие. А какой в этом случае могла быть история Руси?

Ту правду, которую пытался скрыть Никон, а точнее - Мономах, о возможном происхождении русских и русских князей, мы обсудим в следующей статье.

Tags: Нестор, Повесть временных лет, Россия, Русь, из Варяг в Греки, искажение истории, история, летопись, русские
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments