Александр Фирсов (al_firsov) wrote,
Александр Фирсов
al_firsov

Categories:

Почему не сгнил капитализм? (Начало)

Прошло уже более 170-ти лет как классики марксизма-ленинизма заявили о неизбежной и скорой гибели капитализма.

Уже давно сгнили в могилах "классики", уже давно развалились и первый, и второй и третий Интернационалы, создававшиеся "классиками" для подталкивания капитализма к гибели, уже развалились и вернулись к капитализму большинство стран, объявивших себя преемниками капитализма, а капитализм все жив, здоров, и  и помирать совсем не собирается.

Может быть, что-то было не так в теории гибели капитализма? Может быть, как говорил юморист-Жванецкий,  "в консерватории нужно что-то подправить?".

Попробуем в этом разобраться.


В предыдущих восьми статьях (список их приведен в конце статьи) я говорил о том, какие теоретические ошибки совершили Маркс и Энгельс, почему Ленин ненавидел царскую семью, какие теоретические ошибки совершил Владимир Ульянов/Ленин, как в результате февральской революции феодализм должен был закончиться, и о том, как Октябрь вернул и развил феодализм в России и в других странах, и как страна оказалась в преддверии буржуазной революции.

Но это были разговоры о прошлом и настоящем. А поскольку главным выводом цикла статей было то, что Россия уже близко подошла к тому, чтобы от феодализма перейти к капитализму, то и дальнейший разговор будет больше о капитализме и его особенностях.

Определения капитализма

Прежде чем говорить о свойствах и будущем капитализма, попробуем разобрать существующие определения капитализма.

1.     Капитали́зм экономическая система производства и распределения, основанная на частной собственности, всеобщем юридическом равенстве и свободе предпринимательства. Главным критерием для принятия экономических решений является стремление к увеличению капитала, к получению прибыли[1][2]

Другие определения

Опора экономики на капитал

2.     Капитализм общественно-экономическая формация, основанная на частной собственности на средства производства и эксплуатации наёмного труда капиталом; сменяет феодализм, предшествует социализму — первой фазекоммунизма. (Большая советская энциклопедия)

3.     Капитализм — это современная, базирующаяся на рынке экономическая система производства товаров, контролируемая «капиталом», то есть стоимостью, используемой для найма рабочих. (Оксфордский философский словарь)

Историческое место капитализма

4.     Капитализм (рыночная экономика, свободное предпринимательство) — экономическая система, доминирующая в Западном мире после крушения феодализма, в которой бо́льшая часть средств производства находится в частной собственности, а производство и распределение происходят под воздействием рыночных механизмов. (Британская энциклопедия)

Частная собственность и рыночная экономика

5.     Капитализм чистый, капитализм свободной конкуренции (англ. pure capitalism, фр. Laissez faire capitalism) — экономическая система, в которой материальные ресурсы являются частной собственностью, а рынки и цены используются для направления и координации экономической деятельности. (Кэмпбелл Р. Макконнелл, Стэнли Л. Брю, «Экономикс»)[4]

6.     Капитализм — экономическая система, в которой средства производства принадлежат частным собственникам. Предприятия производят товары для рынка, управляемого спросом и предложением. Экономисты часто говорят о капитализме, как системе свободного рынка, управляемого конкуренцией. Но капитализм в таком идеальном смысле нельзя найти нигде в мире. Экономические системы, действующие сейчас в западных странах, являются смесью свободной конкуренции и правительственного контроля. Современный капитализм можно рассматривать как комбинацию частного предпринимательства и государственного контроля. (Американская энциклопедия)

7.     Капитализм — тип общества, основан на частной собственности и рыночной экономике. (Универсальная энциклопедия от «Кирилл и Мефодий»)[5]


  1. Акулов В. Б., Акулова О. В. «Экономическая теория», Учебное пособие. Петрозаводск: ПетрГУ, 2002 «Теперь мы можем выявить критерии, которыми руководствуется капитал при принятии решения о сфере собственной деятельности. Очевидно, что предприниматель будет ориентироваться на прибыль, которую он может получить, вложив капитал в данный бизнес (ожидаемую прибыль). Учитывая мотивы поведения капиталистов, достаточно просто сделать вывод, что капитал будет интересоваться только теми сферами деятельности, где с достаточно высокой степенью можно получить прибыль не ниже средней.»

  2. Капитализм XXI века Фридрих Август фон Хайек «Критериями капиталистического общественного порядка в экономике должны быть понятия: „норма прибыли“ и „свободная конкуренция“… Критериями капиталистического порядка в общественной сфере должны быть понятия: „частное лицо“, „гражданское общество“ и „индивидуальная свобода“.»

  3. Philosophy, Oxford Un-ty Press, 1995, р. 119

  4. Экономикс : Принципы, проблемы и политика : Кэмпбелл Р. Макконнелл, Стэнли Л. Брю, М. Республика 1992, т.1, гл.2

  5. Универсальная энциклопедия от «Кирилла и Мефодия»

Общее во всех определениях:

- доминирование частной собственности,

- свобода конкуренции.

Но, как было кратко показано в моих предыдущих статьях, в Россия находится в феодальной общественно-экономической формации, и для перехода к капитализму ей неизбежно придется пройти через буржуазную революцию, чтобы избавиться от феодальных производственных отношений.

Почему капитализм должен был сгнить? Кто это придумал?

Загнивание капитализма придумал Ульянов/Ленин, а основные причины описали еще Маркс с Энгельсом.

В середине 19-го века Карл Маркс и Фридрих Энгельс придумали модель развития общества.

Наиболее полное и четкое описание этой модели дано в «Манифесте коммунистической партии». С него и начнем.

Посмотрим на логику Маркса и Энгельса, с помощью которой они пытались вывести скорую гибель капитализма, и посмотрим на ошибки в логике классиков

Разберем основные передергивания/ошибки по порядку их появления в тексте «Манифеста».

Общественные (производственные) отношения, вызывающие гибель капитализма

1.«История всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов».

Положение противоречащие всем другим постулатам Маркса и Энгельса. «Всякая селедка – рыба, но не всякая рыба – селедка». История любого общества дает нам примеры классовой борьбы. Но история существовавших обществ не сводится к одной только классовой борьбе.

В 1888 Энгельс попытался сгладить нелепость утверждения, написав в примечании №2 к английскому изданию: «То есть вся история, дошедшая до нас в письменных источниках».  Но только усилил эффект.

Согласно положениям тех же Маркса и Энгельса, положение классов и классовая борьба – это надстройка – производственные отношения, определяемые базисом – состоянием производительных сил.

Соответственно, следуя теории Маркса и Энгельса, история развивается не только и не столько за счет борьбы классов, сколько за счет исторического развития производительных сил. А классы и их борьба – дело вторичное.

Пойдем дальше.

2. «Свободный и раб, патриций и плебей, помещик и крепостной, мастер и подмастерье, короче, угнетающий и угнетаемый находились в вечном антагонизме друг к другу, вели непрерывную, то скрытую, то явную борьбу, всегда кончавшуюся революционным переустройством всего общественного здания или общей гибелью борющихся классов» (там же).

Сразу ряд передергиваний.

Во-первых, авторы занимаются экстраполированием: «Если так было и так есть, то так оно и будет в будущем».

А, ведь, это не всегда факт. То, что верно для вчерашнего и сегодняшнего дня может оказаться неверным для будущего. Даже если все предыдущие годы определенные группы людей воевали, даже если они воюют и в настоящее время, из этого еще совсем не следует, что и в необозримом будущем война будет продолжаться до уничтожения одной из сторон.

(Примечание: Тема войн достаточно интересна, но не является предметом этой статьи, поэтому о том, как в какой-то момент войны перестали быть выгодными, мы поговорим в отдельной статье).

Во-вторых, и это очень важный момент, Маркс и Энгельс используют неправильный термин - «Антагонизм». Антагонизм – это борьба, в результате которой должен остаться только один победитель. Проигравший должен исчезнуть. По Марксу и Энгельсу получается, что в рабочих и капиталистов полная победа капиталистов над рабочими – это гибель всех рабочих.

Согласитесь – маловероятный вариант. Да и победа рабочих над капиталистами, как показала история – не самый лучший вариант для рабочих.

Антагонизм Марксом и Энгельсом притянут сюда без основания. Так можно и семейные отношения обозвать антагонизмом.

Классовая борьба со времен рабовладения – это не борьба на смерть, а всего лишь борьба за передел прибавочного продукта. Т.е. в принципе – борьба, которая может разрешиться и за столом переговоров. Что мы и получили в современном мире.

Что должно было подтолкнуть капитализм к загниванию

Пролетариат захочет

«…общество все более и более раскалывается на два больших враждебных лагеря, на два больших, стоящих друг против друга, класса - буржуазию и пролетариат…

…буржуазия не только выковала оружие, несущее ей смерть; она породила и людей, которые направят против нее это оружие, - современных рабочих, пролетариев (die modernen Arbeiter, die Proletarier)». (там же).

Здесь большая путаница: рабочие и пролетарии идут через запятую.

А между этими терминами огромная разница. Рабочий – это человек, предметами труда которого не являются земля и животные. Рабочим является в сельском хозяйстве скорняк, плотник, кровельщик, кузнец, строитель, землекоп и т.д.

Рабочие были во времена рабовладения, во времена феодализма и есть сейчас.

Рабочий может быть крепостным, самостоятельным, а может быть наемным. Отличие рабочего от крестьянина состоит в том, что крестьяне работают непосредственно с землей и животными, а рабочие – с другими продуктами. Человек, убирающий пшеницу с полей – крестьянин. А человек, работающий с зерном на элеваторе, мелящий муку на мельнице, пекущий хлеб и развозящий хлеб по магазинам – это уже рабочие. Отличаются от крестьянина предметами труда (инструментами) и  объектами труда (то, на что направлен труд).

Классовым признаком объект труда сам по себе не является.

Наемных рабочих при определенных условиях можно отнести к одному классу. Такими условиями являются:

- идентичность получаемой заработной платы,

- идентичность отношения к средствам производства,

- идентичность их роли в общественной организации труда,

- идентичность той доли общественного богатства, которой они располагают.

Рабочих объединить по этому признаку в класс нельзя, поскольку городские рабочие располагают иной долей общественного богатства по сравнению с сельскими рабочими, и их роль в общественной организации труда иная. Аналогично, рабочие государственных предприятий отличаются от рабочих частных предприятий тем, как они могут договариваться о своей заработной плате (государственные не могут, а частные – могут), соответственно также должны относиться к разным классам.

Марксу и Энгельсу для подкрепления своей теории пришлось придумать для капитализма новый класс – пролетариев.

Посмотрим, что пишут о пролетариях Маркс и Энгельс в «Манифесте».

Пролетарии

«Вследствие возрастающего применения машин и разделения труда, труд пролетариев утратил всякий самостоятельный характер, а вместе с тем и всякую привлекательность для рабочего. Рабочий становится простым придатком машины… Чем менее искусства и силы требует ручной труд, т. е. чем более развивается современная промышленность, тем более мужской труд вытесняется женским и детским.»(там же).

Здесь у классиков следующая ошибка. В начале манифеста они говорят, что классовая борьба – это основа истории. А если есть борьба, то, очевидно, есть и победы.

Маркс же с Энгельсом, увидев, что на определенном этапе некоторые феодальные крестьяне уходят в город ни с чем, в нарушение исторической логики придумали новый класс неимущих рабочих, которые с каждым годом становятся «все неимущее» - класс пролетариев.

И дальше «Остапов понесло»:

«Интересы и условия жизни пролетариата все более и более уравниваются по мере того, как машины все более стирают различия между отдельными видами труда…» (там же)

«Рабочие начинают с того, что образуют коалиции против буржуа; они выступают сообща для защиты своей заработной платы…все шире распространяющееся объединение рабочих. Ему способствуют все растущие средства сообщения, создаваемые крупной промышленностью и устанавливающие связь  между рабочими различных местностей…»(там же).

«Они – рабы не только класса буржуазии, буржуазного государства, ежедневно и ежечасно порабощает их машина, надсмотрщик и прежде всего сам отдельный буржуа-фабрикант».

«в той же самой мере, в какой растет непривлекательность труда, уменьшается заработная плата. Больше того: в той же мере, в какой возрастает применение машин и разделение труда, возрастает и количество труда, за счет ли увеличения числа рабочих часов, или же вследствие увеличения количества труда, требуемого в каждый данный промежуток времени, ускорения хода машин и т. д.» (там же).

«Жизненные условия старого общества уже уничтожены в жизненных условиях пролетариата. У пролетария нет собственности; его отношение к жене и детям не имеет более ничего общего с буржуазными семейными отношениями; современный промышленный труд, современное иго капитала, одинаковое как в Англии, так и во Франции, как в Америке, так и в Германии, стерли с него всякий национальный характер. Законы, мораль, религия – все это для него не более как буржуазные предрассудки, за которыми скрываются буржуазные интересы».

«Лишь эта связь и требуется для того, чтобы централизовать многие местные очаги борьбы, носящей повсюду одинаковый характер, и слить их в одну национальную, классовую борьбу. А всякая классовая борьба есть борьба политическая».(там же).

На последнем передергивании следует остановиться отдельно. Не всегда классовая борьба является политической. Он может быть тред-юнионистской, вплоть до того, что никакие политические требования при этом могут не выдвигаться.

Вопрос о переделе произведенного продукта может быть разрешен без революции только путем переговоров. Но от этого как от чумы пытаются откреститься сначала Маркс с Энгельсом, а потом и Ульянов/Ленин.

История показала, что буржуазия способна не доводить рабочих до низменного состояния, и, соответственно, не доводить рабочих до последующего восстания.

Посмотрим на процесс загнивания капитализма с другой стороны.

Производительные силы

«…общество обладает слишком большой цивилизацией, имеет слишком много жизненных средств, располагает слишком большой промышленностью и торговлей. Производительные силы, находящиеся в его распоряжении, не служат более развитию буржуазных отношений собственности;» (там же).

Я уже говорил, что Маркс с Энгельсом очень переоценивали избыток жизненных средств. Поэтому в описании кризисов перепроизводства они перебарщивают. При этом перепроизводство при капитализме для них – показатель негативный, а при коммунизме – уже позитивный.

А кто же у нас главный виновник кризисов и ухудшения положения трудящихся? Это – буржуазия.

Буржуазия

«Буржуазия не может существовать, не вызывая постоянно переворотов в орудиях производства, не революционизируя, следовательно, производственных отношений…» (там же).

«Рабочий становится паупером, и пауперизм растет еще быстрее, чем население и богатство. Это ясно показывает, что буржуазия неспособна оставаться долее господствующим классом…» (там же).

Здесь еще одно передергивание.

История последних 140-ка  лет показала, что буржуазия может существовать, не революционизируя до крайности производственные отношений, и не опуская рабочих до уровня рабов.

Как такое может быть?

Сами авторы «Манифеста» об этом намекнули:

«Буржуа-социалисты хотят сохранить условия существования современного общества, но без борьбы и опасностей, которые неизбежно из них вытекают. Они хотят сохранить современное общество, однако, без тех элементов, которые его революционизируют и разлагают. Они хотели бы иметь буржуазию без пролетариата». (там же).

«Другая, менее систематическая, но более практическая форма этого социализма стремилась к тому, чтобы внушить рабочему классу отрицательное отношение ко всякому революционному движению, доказывая, что ему может быть полезно не то или другое политическое преобразование, а лишь изменение материальных условий жизни, экономических отношений» (там же).

Но тут же «классики» прямо от имени передового отряда трудящихся, отказали трудящимся в возможности переговоров с буржуазией:

«Коммунисты считают презренным делом скрывать свои взгляды и намерения. Они открыто заявляют, что их цели могут быть достигнуты лишь путем насильственного ниспровержения всего существующего общественного строя». (там же).

Почему насильственно? А вот так вот! А потому!

Ульянов/Ленин о загнивании капитализма

То, что есть теория насильного захвата власти, очень понравилось молодому Владимиру Ульянову, у которого царизм только что казнил брата. И Владимир Ульянов/Ленин решил пойти этим путем для свержения царизма. Но для этого теорию надо было приспособить под Россию.

Если взять историю, то Ленин занимался не развитием теории, а практикой уничтожения всех, кто стоял на его пути. Физического уничтожения. Но иногда он писал работы, в которых, жонглируя цифрами и аргументами, доказывал, что в России капитализм уже созрел для его свержения (работа «Развитие капитализма в России») или доказывал, что Капитализм созрел для его свержения во всем мире.

В знаменитой работе «Империализм, как высшая стадия капитализма», написанной в 1916-ом году, Ленин описал следующие признаки «загнивания капитализма»/«монополистической стадии капитализма».

Монополистическая стадия капитализма по Ленину наступает тогда, когда (ниже пункты, соответствующие разделам книги):

·         особо важное значение приобретает вывоз капитала,

·         происходит слияние банковского капитала с промышленным, на базе чего создается финансовый капитал;

·         производство и распределение концентрируются в огромных трестах и картелях;

·         международные капиталистические монополии делят мир на сферы влияния;

·         национальные государства стремятся защитить интересы своего капитала, создавая тем самым постоянную угрозу войны.

В книге «Империализм, как высшая стадия капитализма» Ульянов/Ленин тщательно подбирает факты, чтобы доказать окружающим скорую гибель капитализма от загнивания и опровергнуть выдвинутое Каутским предположение о возможности мирного сосуществования трудящихся и капиталистов.

Но что Ульянов/Ленин по этому поводу пишет?

«Каутский: «…Не может ли теперешняя империалистская политика быть вытеснена новою, ультраимпериалистскою, которая поставит на место борьбы национальных финансовых капиталов между собою общую эксплуатацию мира интернационально‑объединённым финансовым капиталом? Подобная новая фаза капитализма во всяком случае мыслима»».

Предположение Каутского о возможности глобализации Ульянов-Ленин отвергает в резких тонах:

«Тоже «логика»!» (там же).

«Каутский абсолютно неправ фактически» (там же).

«…глупенькую побасенку Каутского о «мирном» ультраимпериализме».

«Определение Каутского не только неверное и не марксистское. Оно служит основой целой системы взглядов, разрывающих по всей линии и с марксистской теорией и с марксистской практикой».

«…на деле оно равняется более тонкой, более прикрытой (и потому более опасной) проповеди примирения с империализмом…»

На коренной вопрос критики империализма (о возможности реформистского изменения основ империализма)  Ульянов/Ленин отвечает:

«Империализм есть стремление к аннексиям – вот к чему сводится политическая  часть определения Каутского. Она верна, но крайне неполна, ибо политически империализм есть вообще стремление к насилию и к реакции».

«Возражая против усиления политической реакции империализмом, Каутский оставляет в тени ставший особенно насущным вопрос о невозможности единства с оппортунистами в эпоху империализма».

И завершает Ульянов/Ленин рассуждения следующим образом:

«…«интеримпериалистские» или «ультраимпериалистские» союзы в капиталистической действительности, а не в пошлой мещанской фантазии английских попов или немецкого «марксиста» Каутского, – в какой бы форме эти союзы ни заключались, в форме ли одной империалистской коалиции против другой империалистской коалиции или в форме всеобщего союза всех  империалистских держав – являются неизбежно лишь «передышками» между войнами».

«И теоретический анализ империализма у Каутского и его экономическая, а также политическая критика империализма насквозь  проникнуты абсолютно непримиримым с марксизмом духом затушёвывания и сглаживания самых коренных противоречий»…

«Каутский не только не позаботился, не сумел противопоставить себя этой мелкобуржуазной, реформистской, экономически в основе своей реакционной, оппозиции…».

«Каутский порвал с марксизмом, защищая для эпохи финансового капитала «реакционный идеал», «мирную демократию», «простой вес экономических факторов».

Ульянову/Ленину нужна была война, чтобы отомстить царизму за казненного брата и за свою судьбу изгнанника. Поэтому он категорически отрицает возможность мирного сосуществования государств и  мирного сосуществования трудящихся и капиталистов.

Прошедшие почти сто лет истории человечества показали, что Каутский был гораздо ближе к истине, чем Ульянов/Ленин.

Продолжение здесь:
http://al-firsov.livejournal.com/

Tags: Загнивание, Ленин, Маркс, загнивание, империализм, капитализм, классовая теория, классы, коммунизм, ленинизм, марксизм, марксизм-ленинизм, монополизм, политика, пролетариат, рабочий класс, революция, социализм, теория, учение, феодализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments